1.

25.06.2005

ПОСВЯЩЕНИЕ. Живопись

Посвящение. Владимир Смоляр

«…ибо пережитое событие само по себе является конечным, заключено по меньшей мере в сфере пережитого, а вспоминаемое событие по своей сути бесконечно, потому что является только ключом ко всему, что произошло до него, и ко всему, что происходило после». Вальтер Беньямин «К портрету Пруста»

О войнах много сказано и у войны много сторон. С тех пор как закончились доисторические времена летописи то и дело фиксируют и доводят до нашего сведения подробности всевозможных вооруженных конфликтов. Стратегия и тактика, событийная плотность повествования, драматичное сгущение красок, всевозможные победы и поражения мало кого могут оставить равнодушным. История помнит войны, но не способна передавать те тонкие мотивы, те субъективности без которых всё – лишь грохот канонад и имена героев.

Посвящение – это некий мемориал, погружение зрителя в некое сакрализованное пространство переживаний, определенную ячейку исторической памяти, как бы напоминание о той последней Мировой. За кадром остается ужас, миллионы жизней, боль и кровь, а на поверхности лишь трогательные фото неизвестных: 7 стран, 7 униформ, 7 танго. Все равны. И музыка. Она одна. Почти. И можно радоваться, всматриваясь в силуэты, в особенности кроя кителей и брюк, находя все новые и новые различия, угадывать: вот наш, вот немец, вот француз, а это англичанин, итальянец и японец или кружиться в такт тем разным танго: своим, чужим – здесь все равно, все ценно, все едино, как взгляд совсем-совсем издалека. И, даже невозможно себе представить, как много было тех, кому пришлось сменить летние сандалии на армейские сапоги, а билеты на футбол на беспощадный театр военных действий: танго – там где развалины, танго – там где пожар. И, кажется совсем неслучайным то, что после поражения Германии многие военные преступники бежали именно в Аргентину, стараясь затеряться в обволакивающе томном и, в то же время, необычайно экспрессивном культурно-звуковом потоке. Такое ощущение, что сознательно или нет, они стремились к первоисточнику, на родину того танца, который кружил головы и заставлял забывать обо всем, который стал своеобразным интернациональным кодом того ускользающего, почти утраченного времени того поколения той Мировой.